Интервью для журнала "Лиза"

Мы встретились с продюсером, композитором, а также судьей национального отбора на «Евровидение-2016» Константином Меладзе, чтобы выяснить, каковы шансы Украины на победу в международном песенном конкурсе…

Константин Меладзе говорит, что предложение канала СТБ — стать судьей национального отбора на «Евровидение» (конкурс стартует в Швеции 10 мая) — он принял легко. «Я рад, что меня пригласили заниматься конкурсом, — говорит Константин. — Мне искренне интересно. Несмотря на большой стаж работы в шоу-бизнесе, я не потерял свежести в восприятии музыки. Мне нравится проводить кастинги и искать новые эмоции, свежих артистов. И главное, я еще раз убеждаюсь в безграничности и неиссякаемости талантов в нашей стране. Хотя проводить отбор — не очень благодарная работа. Достаточно почитать соцсети, где все «разбираются» в музыке. Это как в политике и футболе, где каждый второй может быть президентом или тренером сборной Украины. Так и с «Евровидением». Люди пишут, кому лучше ехать на конкурс, однако наша задача — дать шанс всем исполнителям, и пусть победит сильнейший».


Константин, раньше отбор на «Евровидение» был закрытым для зрителей — почему в этом году из него сделали телешоу?
Это естественный процесс. Была годовая пауза (в прошлом году Украина не участвовала в «Евровидении». — Прим. ред.), и у телеканалов было время подумать, как сделать процесс отбора резонансным событием. Собственно, отбор, которым мы сейчас занимаемся, — это уже самостоятельный конкурс, некий смотр современного шоу-бизнеса. Потому что составить представление о нем по украинским музыкальным каналам очень сложно. Существует огромное количество талантливой музыки, но ее не показывают на ТВ. Можно даже подумать, что современная украинская музыка переживает кризис. А на отборе выяснилось, что это не так. К тому же за последние годы некоторые музыканты и коллективы разуверились в прозрачности отборочных туров. И скажу откровенно, мне стоило определенных усилий убедить ребят, что никаких «неожиданных сюрпризов» у нас не будет…

Расскажите, как проходил отбор исполнителей. Было много заявок?
Да, заявок было много. В некоторых люди просто присылали ссылки на какие-то любительские треки, в которых они поют дома под караоке. Так что это реально был всенародный отбор. (Улыбается.) Мы прослушали больше 1500 песен и отобрали из них пару сотен. После этого определили 60 самых достойных исполнителей. Их прослушали вживую и выбрали 25 самых-самых. Я еще раз понял, что для того, чтобы участвовать в «Евровидении» и в талант-шоу, нужны совершенно разные критерии. Если бы мы готовили очередной сезон «Х-фактора», то малоизвестные ребята прошли бы легко. Они вполне приличного уровня. Но «Евровидение» — это конкурс, в котором должны участвовать подготовленные к сцене артисты с хорошими песнями. А хороших песен в мире рождается не так уж и много. Их найти весьма непросто.


Лично для себя вы сделали какие-то музыкальные открытия?
Все наши молодые участники стали открытием. Если бы я видел их клипы, не зная, что это украинские ребята, — подумал бы, что это очередные британские группы. Очень воодушевляет, что у нас есть такие люди. И они не рвут на себе волосы оттого, что их не крутят на радио, не кричат, что их не показывают на ТВ. Они с удовольствием делают свою работу, и делают ее блестяще. Не знаю, как в других областях, но в музыке мы евроинтегрируемся самыми быстрыми темпами.


Говорят, вы запретили Вере Брежневой участвовать в отборе…
Ну как я мог запретить. (Улыбается.) Ну что вы… Я считаю, что одним артистам «Евровидение» нужно, другим нет. На конкурс нужно ехать тем, кому нужен толчок в карьере. Вера уже реализовалась во многих ипостасях. И в качестве певицы, и в качестве актрисы, телеведущей… К тому же, я считаю, что в отборе не могут участвовать мои подопечные артисты. Это с этической точки зрения неправильно.

Каковы шансы Украины на победу?
Участие Украины за всю историю «Евровидения» можно считать успешным. Единственное, чего нам не хватало, — открытого и прозрачного отбора, который выявил бы лучшего. К счастью, у нас есть несколько артистов, которые сами по себе очень интересны. Так что шансы на победу хорошие.

На свое творчество у вас время остается?
Конечно. «Евровидением» я занимаюсь активно, но оно не отнимает все мое время. У меня сейчас четыре проекта, которые я веду. Это люди, с которыми работаю давно. Например, с братом Валерием Меладзе — уже 30 лет. Также это Вера Брежнева, группа «ВИА Гра» и М-Band. Работы хватает. Плюс я еще иногда пишу музыку к кинофильмам.


Расскажите, когда и как вы отдыхаете?
Я начал отдыхать только последние несколько лет. До этого не умел и не понимал, зачем это нужно. В последнее время, года три-четыре, я езжу летом в Италию. Там ничего не делаю. И поначалу это оказалось самым сложным. Три года назад я поехал на 10 дней, в позапрошлом году — на две недели, а в прошлом — на целый месяц. Отдыхать нужно. Нужно выключать мозг. А это возможно, только если каникулы длятся месяц, потому что первую неделю мозги еще работают, ты никак не можешь остановиться. Зато когда месяц побездельничаешь, очень тянет поработать с новыми силами. В январе у меня тоже было две недели каникул, и я проехал всю Европу на машине. Доехал до Гибралтара. В Италии мы заехали в гости к Андреа Бочелли. Я сочинил для него песню, и нас пригласили в гости.

Почему вам нравится отдыхать в Италии?
В Италии мне нравится все: и люди, и климат, и еда. Эта страна очень похожа на Грузию. Наверное, поэтому меня туда так тянет. Я обожаю итальянские пасты, спагетти, сыры, вина…

Любите вкусно поесть?
О да, я люблю поесть. Еще как. (Улыбается.) Конечно, стараюсь придерживаться правил здорового питания: не есть после шести, есть поменьше мучного и сладкого. Но «не есть после шести» — это самое сложное правило. Например, в Европе все рестораны открываются с семи вечера. Там едят медленно, но там нет полных. У итальянцев своя кухня, богатая морепродуктами, овощами, зеленью. Дома я могу не позавтракать, не обедать, но отказаться от еды вечером не удается. Когда приходишь с работы, хочется расслабиться, почувствовать, что ты дома. И как раз тут тебя тянет к холодильнику. (Смеется.)

Значит, и украинскую кухню любите?
Конечно. Мне практически все нравится. Особенно вареники, сало, борщ. Особенно после шести. (Смеется.)

Источник: liza.ua