3 ноября на сольном концерте в клубе RED Мари посвятила видео Вельвету . В статье история Мари о том, зачем она подписала контракт и почему называет продюсера мамой.

Два года назад мне впервые кто-то рассказал про Velvet Music. Когда я начинала говорить о том, что ни с одним лейблом не могу найти общий язык, мне сказали: «Вот Velvet — они такие честные, крутые и добрые. Но они не берут начинающих артистов».

Альбом «ННКН» вышел за месяц до подписания контракта. И я в тот момент дала себе обещание, что никогда в жизни не подпишу ни один контракт. Проходит месяц, на улице идёт дождь. Я сажусь в такси, а на телефоне - пропущенный вызов. Я перезваниваю и слышу «Меня зовут Лиза, я из компании Velvet Music. Хотели бы вас пригласить на встречу и понять, чем мы можем быть друг другу полезны».

Я слушаю и думаю: «Да нет». Наутро, когда я приехала в офис Вельвета, то впервые в жизни увидела Алёну Михайлову и Лиану Меладзе — женщин, про которых очень много слышала, но ни разу не видела. Я просто офигела. Я давно не встречала такой энергетики у людей. Сила вперемешку с трепетностью и нежностью.

Я чувствовала себя превосходно без лейбла. И зарабатывала хорошо. Но когда тебе не с кем посоветоваться в твоей работе – это самое ужасное, что может происходить. Я осознала, что всем занимаюсь я одна и уже не понимаю, как что выглядит со стороны. Мне никто не мог посоветовать или помочь, поддержать.

Я не могу сказать, что у меня изменился график - я как была занята, так и осталась. Я не освободилась. Мне неинтересно быть свободной. Я не понимаю, как люди проживают свою жизнь, тратя время на постоянный сон, ни к чему не стремясь. Сейчас у меня появилось огромное количество времени, которое я могу потратить на определенную сферу своей деятельности.

У меня очень кайфовые условия. Начнём с того, что если бы мне приказывали, то никогда бы не происходило тех ситуаций, которые происходят у нас. У нас все идёт на полноценном диалоге. И я вообще не представляю по-другому. Я ждала подвоха первые два месяца. После съёмок клипа «Она тебе не идёт» я поняла, что как была свободным артистом, так и осталась, но мне есть, у кого спросить совета. Это не продюсерский проект в привычном понимании.

На съемки клипа «Не в адеквате» Алена прилетела и, увидев мой макияж, сказала: «Ты очень красивая, тебе это вся эта косметика не нужна». Кстати, и на переговоры я пришла тоже без мэйка. Но в ботфортах, за что меня до сих пор стебут. Алена сказала: «Ты в клипе взрослая самодостаточная женщина. А в жизни милый ребёнок. Неужели тебе ещё не хочется побыть милым ребёнком?». И когда мы снимали «Не в адеквате», она сказала: «Давай ты будешь такой же, как в повседневной жизни?»

Сейчас я чувствую себя защищённой на 200% До подписания контракта я чувствовала себя ранимой и уязвимой, как бы ни пыталась скрыть. Но сейчас я понимаю, что какое бы решение в своей жизни ни приняла, даже если оно будет неверное - все встанут на мою сторону.

Алёна и Лиана не хотят мне сделать плохого. Я это прекрасно чувствую и понимаю. Перед первым сольником Алёна мне сказала: «Побудь блондинкой».

Спустя пару дней, я прихожу и говорю:
– Мам, я все-таки хочу с малиновыми.
– А костюм?
– Голубой.
– Голубой и малиновый?! Не много? Давай как-то понатуральнее.
– Не, я хочу с малиновыми и в голубом комбинезоне.

Она махнула рукой и сказала «Окей».

Я помню звонок «Марин, тебя взяли на радио». Я ехала за рулем и говорила «Да, круто. Сейчас поеду напишу новую демку и скину тебе». Наверное, у меня должна была быть другая реакция. Но когда я слышу трек на радио, то мне кажется, что я доросла до этого. Нужно идти дальше - сделать так, чтобы трек с радио не пропал. Нужно написать более крутую песню. Наверное, я с холодным умом отношусь к любому успеху, потому что он может быть временным. Я хочу его развивать и работать над ним. Я хочу стремиться к большему.