24 апреля на канале «Россия 1» стартует сериал Алексея Попогребского «Оптимисты» о жизни молодых советских дипломатов в начале 1960-х годов. Идея сериала принадлежит американскому журналисту и сценаристу Михаилу Идову, который к тому же имеет опыт сочинителя песен в составе групп Spielerfrau и Zilberman. На музыкальных интернет-платформах уже доступен саундтрек к «Оптимистам». Это редкий случай для российского сериального производства: отдельным альбомом выходит не подборка шлягеров под маркой сериала, а оригинальная музыка, да еще сочиненная одним из авторов. А сегодня в сети появился клип на первый сингл «Оптимистов» «А я тебя нет». Вокальную партию в этой песне исполнила Елка. “Ъ” воспользовался этим поводом, чтобы расспросить МИХАИЛА ИДОВА о том, какое место занимают его песни в мире «оттепельной дипломатии».

— Я знаю, что идея сериала «Оптимисты» возникла давно — возможно, еще до начала твоей работы в России в качестве главного редактора журнала GQ. А когда возникла идея сделать саундтрек именно таким: в таком стиле, отдельным релизом, а главное — под своим именем?

— Первый вариант первой серии был написан еще в 2010 году. А саундтрек начал подбираться как-то незаметно и органично. Я всегда знал, что во вселенной «Оптимистов» будет ресторан «Журавли», в котором будет звучать некая живая музыка. Уже во время съемок я решил, что это должен быть серф-рок — так родилось трио «Прибой». А дальше я начал этот серф для них писать. Начиная с мелодии «Soviet Surf», которую Алексей Попогребский поставил в начальные титры. К ней подтянулись одна, две, три, десять вещей, причем я впервые в жизни обнаружил, что могу писать тексты на русском языке. Когда занимаешься стилизацией, а не пытаешься самовыразиться, это дается гораздо легче. А в самом трио «Прибой», кстати, в кадре играют музыканты, работавшие со мной над альбомом-саундтреком,— Даниил Шейк и Ярослав Тимофеев.

— Люди, заметные и в реальной жизни…

— О да. Даниил Шайхинуров — человек-оркестр, который ставил звук группам «Обе две» и OQJAV, а теперь занимается в основном своим проектом Daniel Shake и очень интересным дуэтом «Мы» со своей израильской подругой. Ярослав — человек из вообще другого мира: классический пианист, а также музыкальный журналист и популяризатор классики да еще вдобавок звонарь мирового уровня. Это едва ли не первый его экскурс в поп-музыку. Ярослав, кстати, написал оркестровые аранжировки для партий, которые для нас записал Македонский симфонический оркестр. Мы с Даниилом и Ярославом подружились года полтора назад, работая над моим маленьким англоязычным проектом Zilberman. Кроме того, я огромный фанат OQJAV (и страшно скорблю по поводу их недавнего распада). Поэтому у меня ни на секунду не возникало вопросов, с кем именно я хочу работать над этим саундтреком. А потом музыкальный проект начал довольно причудливо переплетаться с сериалом. Это ведь не просто саундтрек. Половина песен, например, не звучит в сериале или звучит в сильно измененном виде, но на альбоме их поют актеры из сериала. Риналь Мухаметов и Маргарита Адаева, которые сыграли у нас застенчивую влюбленную пару Аркадия Голуба и Клаву Моршанову, поют дуэт «Не знаю». При этом почти невозможно понять, поют они его от себя или от лица персонажей.

— Интересно, обсуждали ли вы музыку к сериалу с его продюсером Валерием Тодоровским? Ведь это он создал моду на оттепельное ретро в «Стилягах» и «Оттепели»...

— Заглавная композиция Константина Меладзе из «Оттепели» Тодоровского — офигенная песня. Именно из-за нее мой выбор серф-рока и звука студии Motown в качестве ориентира для «Оптимистов» отчасти шел от противного: мне нужно было что-то укорененное в нужной эпохе, что при этом не звучало бы как «Оттепель». Вдобавок у серфа на удивление глубокие корни в советской повседневности. «Международная панорама» открывалась композицией The Ventures, в фильме Панфилова «Начало» постоянно звучит музыка The Shadows и т. д. Но для Тодоровского, по-моему, появление в сериале моей музыки явилось скорее сюрпризом — надеюсь, приятным — уже на стадии съемок. У меня менее однозначное отношение к музыке из «Стиляг»: концепция «хиты 1980-х в звуке 1950-х» мне всегда казалась слишком сложносочиненной. Но за одну «Круговую поруку» в исполнении Жени Брик я готов все простить. Кстати, на «Оптимистах» Брик поет наш единственный кавер — полузабытый шлягер «Звезды в кондукторской сумке», который в сериале является музыкальной темой ее героини Галины.

— А я как раз хотел сделать тебе комплимент насчет точного попадания в стилистику нашей женской эстрады 1960-х. Я уверен, что она была не хуже западной. Некоторые вещи Гелены Великановой, Майи Кристалинской, Нины Бродской, Нины Дорды, как и квартета «Аккорд», например, просто потрясают актуальностью для того времени.

— Я абсолютно согласен. Одна «У тебя такие глаза» Кристалинской для меня вещь на уровне Билли Холидей. «Звезды» пела на заре карьеры Эдита Пьеха, но мне она запомнилась в исполнении певицы Лидии Клемент. Вместе с историей самой Клемент — она могла бы стать звездой масштаба самой Пьехи, но скончалась молодой, выпустив всего один альбом. Нам с режиссером Алексеем Попогребским сразу захотелось как-то использовать сериал, чтобы возродить эту песню и с ней имя Клемент. Я даже отдельную песню «про Клемент» написал, но она внезапно написалась на английском и в сугубо неподходящем стиле, поэтому в альбом не вошла.

— Понятно, то есть внутри вселенной сериала есть уже целый мир саундтрека с гиперссылками... А что с музыкой Анны Друбич? Как она пересекается с твоей?

— Аня Друбич написала почти всю «симфоническую» музыку для сериала. Мы с ней пересеклись только на одной композиции. На альбоме она называется «Рычаги давления» и является чем-то вроде темы для моментов решительного действия. В кадре она звучит в аранжировке и интерпретации Друбич. Причем в ключевые моменты — в конце первой и последней серий.

— Не могу не спросить про титры — они не хуже, чем в сериале «Молодой папа», по части гиперссылок. Их хочется расшифровывать. Музыка там твоя?

— Да, и я не удержался от соблазна сыграть тему сам! Что интересно с этой темой для титров, мы сели и сыграли ее вживую — все, кроме оркестра. Антон Шохирев на барабанах, Даниил на басу, Ярослав на пианино и я на гитаре. С ответственными темами для телесериалов так в наше время редко бывает. Визуальной стороной титров мы очень гордимся. Идея принадлежит мне и Алексею Попогребскому примерно пополам. Мы написали целый сценарий, в котором концепция «рабочий стол дипломата = пульт управления миром» рассматривалась с разных сторон. Мой любимый момент — это настольный календарь, который превращается в блокпост между Восточным и Западным Берлином, причем это происходит «между» 12 и 13 августа (в точное время возведения Берлинской стены).

— Ты долго выбирал певицу для первого сингла «А я тебя нет»? Или сразу возникла кандидатура Елки?

— С Елкой получилась какая-то магия. Когда стало ясно, что у «А я тебя нет» есть потенциальная жизнь вне сериала (где ее, кстати, прекрасно исполняет актриса Маргарита Адаева), я больше никого и не рассматривал. Елка была первым выбором, и если бы она отказалась, я, честно говоря, не знал бы, к кому идти дальше. Поразительным образом она практически тут же согласилась, и через две недели песня была готова. Синхрон для клипа мы сняли в центре современного искусства «Гараж» на знаковом фоне советской мозаики «Осень», реабилитированной Ремом Колхасом. Кстати, мне кажется, эта мозаика неплохо символизирует наш подход к истории в самом сериале. С одной стороны, она дает как бы идеализированную картину советского дизайна, с другой — ее изъяны и рваные края стали теперь ее органической частью, о чем ее изначальные создатели и помыслить не могли.

— В клипе ты играешь на гитаре…

— Гитара Gibson Epiphone в паре со встроенным вибрато усилителя Fender — идеальное орудие для серф-рока. Эта модель существует как раз с 1959 года, так что в хронологию нашу вписывается. Гитарист в самом сериале играет буквально на этой же гитаре.

— Мне показалось или ты играешь монетой?

— Не показалось!

— Советской дореформенной?

— Так глубоко мы не забирались — первой попавшейся. Но это хороший олдскульный прием для более «толстого» звука. Соло в песне «Беговая аллея» я тоже монеткой играю. Вот, кстати, песня, которую я был бы счастлив отдать в репертуар какому-нибудь певцу с настоящим голосом. Но пока спел ее сам.

— Еще из мужских голосов там у вас Игорь Григорьев, еще один поющий бывший главред (журнала ОМ.— “Ъ”)?

— Для песни «Три часа ночи», написанной более или менее от лица главного героя Григория Бирюкова, я попытался максимально поместить себя в пространство таривердиевской баллады, но во второй половине вышел все равно скорее какой-то глэм-рок. Поэтому мне нужен был солист, который смог бы с легкостью превратиться, условно говоря, из Кобзона в Боуи и обратно, и Игорь Григорьев как раз таким и оказался.

— Что еще можно сказать о вашем клипе? Может, костюм у тебя какой-то аутентичный? Из гардероба Аллена Гинзберга или вроде того?

— Не знаю, что именно тут можно сказать. 1960 год на дворе — не в майке же играть. Но Гинзберга я и вправду в сериале сыграл — правда, в фильме мы его не называем по имени. У всех авторов сериала есть в нем небольшие роли. Не из-за актерских амбиций, а скорее как подпись под проделанной работой. Сценарист Лена Ванина играет богемную девушку из окружения Альберта Покровского (его играет Максим Виторган). А моя жена и соавтор Лили сыграла крайне запоминающуюся стервозностью сотрудницу Госдепа.

— Скажи, вы собираетесь играть этот материал живьем?

— Да, обязательно. Будет как минимум один большой концерт-презентация, но уже после эфира. Скорее всего, в начале июня.

Источник: www.kommersant.ru